Вечерня в Троицком соборе

Я уже не знала, что мне делать с горлом. Грипп дал осложнение, и никакие народные средства и лекарства из домашней аптечки не помогали. Идти к врачу мне не хотелось, хотя подозрения уже были на весьма серьезный недуг.

Заканчивалась суббота, две недели, как я из дома не выходила, сидела с плотно замотанным горлом, раскисшая, вся в компрессах. Но поскольку в понедельник мне хочешь, не хочешь, но предстояло выдвигаться в поликлинику, решила сходить на вечернюю службу (которой я, грешница, как правило, пренебрегала).

700ht_hramЕле-еле доплелась я до собора, купила свечи и по очереди приложилась ко всем своим любимым иконам, прося исцеления. Я много раз читала, что люди, исцеляясь возле икон и святынь, ощущали жар в месте сосредоточения болезни. Прикладываясь, я старалась этот жар уловить, но ничего не чувствовала, кроме прохлады стекла.

Поскольку прихожан (или захожан) в начале службы было не много, я устроилась на лавочке, в укромном уголке храма. Сил стоять не было. Однако к помазанию людей набежало столько, что пришлось минут 15-20 все-таки выстоять, прежде, чем подошла моя очередь.

Помазывал владыка, а я все время за ним наблюдала. Впервые я подумала о том, что ему тоже не легко. Я хоть могу прислониться к чему-нибудь, а он в центре храма, на возвышении, и ему нужно не просто стоять, а совершать определенные действа.

Со стороны казалось, что выполнял он их совершенно бесстрастно, автоматически, но приглядевшись, я отметила, как он весь собран, ка сосредоточен его взгляд. И впервые подумала о том, что помазание для владыки не ритуал, а священнодействие, к которому он подходит со всей ответственностью.

Очередь двигалась медленно, и мне казалось, что утомленный за день владыка долго не vladykaвыдержит, и вот-вот сойдет со своей кафедры, чтобы уступить место кому-нибудь из священников помоложе (на архиерейской службе их было человек пять). А мне очень хотелось, чтобы именно владыка совершил помазание и, возможно, хотя бы взглядом мне посочувствовал.

«Пресвятая Богородица, спаси нас», — говорил владыка каждый раз, начертая крест маслицем. Подошла, наконец, и моя очередь. Ни единый мускул на его лице не дрогнул, бесстрастно обмакнул кисточку, поднес ее к моему лбу: «Пресвятая Богородице, исцели нас!» — молвил владыка (или мне это только показалось?!)

Маслице потекло со лба. Я подхватила каплю рукой, помазала горло. И хотя болело внутри, а мазала я снаружи, запекло, как от скипидара. Я сделала глотательное движение и обнаружила, что горло как раз болеть перестало. «Это принцип вытеснения: боль сильная вытеснила боль слабую», — подумала я.

Дождавшись, когда печение прекратилось, я снова сглотнула — боли по-прежнему не было. Было чудо! Мгновенное и несомненное. Сомнения пришли позже: а не совпал ли переломный кризис в моей болезни с посещением храма, а не было ли это самовнушением, и не плацебо ли собственно помазание? Враг сеял смуту в моем сердце, но я не поддавалась.

Я по прежнему твердо верю, что рукою владыки Сам Господь в очередной раз сжалился надо мной: «Иди и больше не греши, чтобы не было хуже»!… Сомнения лишь в одном – смогу ли я удержаться от греха? Помоги мне, Боже, помоги мне!

Любовь, Днепропетровск
Журнал «Спасите наши души», №3, 2015 год.

rss подпискаСледить за выходом новых статей на этом сайте

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и пользовательским соглашением

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и пользовательским соглашением.